Анна Архипова

супруга, учитель истории, директор вечерней школы

 

Дорогой мой человек

 

1 июня 1989 года был тихий солнечный день. Все шло своим чередом, и ничего не предвещало беды. Рэм Наумович Блюм собирался на лекцию, затем на совещание.

 

Ушел.… И не вернулся.

 

Рэм Наумович Блюм-Русак родился 2 октября 1925 года в г. Могилеве, в Белоруссии. Его отец, выросший в бедной еврейской семье, рано примкнул к революционному движению и в марте 1917 года вступил в партию большевиков. Думается, что именно он сыграл большую роль в том, что его сын сохранил революционную романтику старшего поколения и умение трезво оценивать происходящие события. Из-за постоянных партийных мобилизаций отца приходилось часто менять место жительства. В 1937 году семья переехала в г. Колпино под Ленинградом. Там находился один из крупнейших металлургических заводов страны – Ижорский завод. Он выпускал судовые машины, прессы, прокат, корпуса танков.

 

Рэм Блюм учился в образцовой 402 средней школе, преподавателями которой были уцелевшие старые интеллигенты, и обучение проходило на высоком уровне. Подросток отличался чрезвычайной любознательностью: увлекался литературой, географией, шахматами, марками. Он был записан во все библиотеки города и читал недетские художественно-политические журналы: «Новый мир», «Молодая гвардия», «Интернациональная литература». Им было прочитано множество произведений мировой и русской классики.

 

Но уже шли «сороковые-роковые» годы – грянула война. Она разрушила все мечты, судьбы, унесла жизни миллионов людей.

 

В июле  1941 года пятнадцатилетний юноша поступил работать на Ижорский завод учеником слесаря по ремонту танков. Фашисты подошли к Ленинграду, начался обстрел города и завода. Сжималось кольцо блокады. Но завод работал, отремонтированные танки шли на фронт,  бывший  в трех километрах от Колпино. В дневнике молодого слесаря о тех грозных днях записано: «Немец бил шрапнелью. Мы прекратили работу, сидели в корпусе танка…» Бомбежки и обстрелы не прекращались. Опасность прорыва фашистов к Ленинграду была огромной. Ижорские рабочие неимоверными усилиями и героизмом остановили врага у стен завода и не пропустили его в Ленинград.

 

По решению Государственного комитета обороны часть рабочих завода  из блокадного Ленинграда самолетами переправили на Большую землю, а затем в Саратов. Там Рэм продолжал ремонтировать танки Т-34 до 1944 года. Работа была адской, изнурительной: 12-часовой рабочий день и скудный карточный паек. Дважды он пытался уйти в армию, но танки нужны были фронту,  рабочие военного завода имели бронь, поэтому ему отказывали. После снятия блокады Ленинграда все вернулись в Колпино, на свой завод. Началось восстановление разрушенных цехов. Будучи заместителем секретаря комитета комсомола, Рэм Блюм был на самых тяжелых участках. Молодежь восстанавливала мартеновскую печь, названную потом «Комсомольской».

 

Пришла Победа. Окончилась война.  Ее последствия были слишком тяжелыми и коснулись очень многих людей. Семья Блюмов получила известие о гибели сына Виктора. Его военная дорога от Ленинграда, где юноша учился в военном училище, закончилась под Прагой, где он погиб уже после войны, 13 мая 1945 года.

 

А жизнь шла своим чередом.  Пережив страшные военные лишения, мы вступали в жизнь досрочно повзрослевшими. Но это была наша комсомольская молодость, бурная и радостная. В это время мы и встретились. У нас было удивительно много общих понятий: оценок жизни, дел и интересов. Мы были единомышленниками. Нас поддерживали родители Рэма, Фаня Борисовна и Наум Моисеевич были благородными людьми.

 

После блокады Ленинграда ко мне из эвакуации приехали младшие  сестры и брат. Наши родители погибли на войне: папа под Сталинградом, мама  в  Ленинграде. Мы всегда чувствовали внимание и доброжелательность семьи  Рэма.

 

В это же время Рэм Блюм окончил вечернюю школу и поступил на философский факультет Ленинградского университета.

 

Снова трудности, препятствия. Главной целью сталинской политики было унизить человека, лишить его основных прав. В это время меня сняли с должности секретаря Колпинского райкома комсомола  из-за того, что  мой муж был еврей.  Заседание пленума было бурным: комсомольцы протестовали против этой расправы. В итоге меня сняли с работы. Я в это время была в отпуске в связи с  рождением дочери Лены.

 

«Дело врачей» положило начало травле, обыскам, судам, арестам не только евреев, но и других инакомыслящих людей. А закончилось «Ленинградское дело» с особой жестокостью –  партийных и советских руководителей города  расстреляли. Страшное это было время.

 

Когда в 1950 году Рэм Блюм  окончил отлично университет, ему, заместителю секретаря комитета комсомола,   не дали распределения на работу, а оставили с так называемым «свободным дипломом», фактически он стал безработным. Пытался  устроиться много раз, но после заполнения анкеты всегда получал отказ.  В ЦК партии в Москве, куда он обратился, ему предложили место учителя истории вечерней школы в… Биробиджане.

 

Даже родной Ижорский завод не имел права взять его слесарем из-за того, что у него теперь было высшее образование. Это было время расцвета «анкеты» и ее «пятого пункта».   Пришлось наняться строить заборы – это стало спасением для нашей семьи.

 

В это время из Эстонии пришло радостное известие: бывший однокурсник  приглашал в город Тарту в Учительский институт на должность лаборанта. Невероятно, но здесь, в Эстонии, были другие порядки. Его взяли на работу. Теперь вся его  жизнь – почти 40 лет – будет связана с Эстонией. Ей он с благодарностью и любовью отдал свой труд и талант. Кроме Рэма Наумовича университет  буквально «спас» и ставших впоследствии выдающимися учеными  Юрия Лотмана и его жену Зару Минц, Михаила Бронштейна, Леонида Столовича, Павла Рейфмана и его жену Ларису Вольперт и многих других. Это могло произойти только благодаря тому, что ректором Тартуского университета в то время был Федор Дмитриевич Клемент. Известный ученый-физик, ранее работавший в Ленинградском университете, он создал более либеральные условия учебы и все возможности для работы молодых ученых и спас для науки талантливейшие кадры.  Низкий поклон этому выдающемуся человеку.

 

В 1951 году Рэм Наумович перешел на кафедру философии Тартуского университета, был старшим преподавателем, а после защиты кандидатской диссертации – доцентом этой кафедры.

 

Жизнь становилась более спокойной, устойчивой. Мы работали с большим желанием и радостью. В это время наша семья увеличилась: родился сын, названный в честь старшего брата Рэма  Виктором.

 

Рэм Наумович всегда много работал, много читал, размышлял, докапывался до сути, до истины. Память у него была удивительной. Многих он поражал своей эрудицией. Если в споре требовалось тот или иной аргумент подкрепить высказыванием классиков философии,  он быстро находил источник. С любовью собирал свою библиотеку, составил обширную библиографию по различным проблемам философии и социологии. Свои знания он  передавал студентам, в отношениях с которыми был требователен и справедлив. У него был редкий дар Учителя, наставника, друга. Открытость, оптимизм притягивали к нему студентов, молодых людей.

 

В1966 году студенты с кафедры эстонской филологии после сдачи трудного экзамена по истории философии и окончания университета учредили «Filosoofiapüha» (праздник философии), написали гимн. Оригинальная традиция проведения праздника поддерживалась почти десять лет. Рэм Наумович был участником этих философских встреч. Его учениками были многие известные деятели науки, культуры, политики,  большая часть интеллигенции Эстонии.

 

Повседневные заботы, дела кафедры, опека аспирантов не могли отвлечь ученого от изучения сложных процессов социальных изменений в обществе. Еще в студенческие годы Рэма Наумовича заинтересовали вопросы революции, ее теория и практика, социальные преобразования общества. Он погружался в эти проблемы: читал и прорабатывал массу источников на русском, немецком, английском, венгерском, славянских языках.  Итогом стала докторская диссертация «Проблемы революции в общественной мысли второй половины XIX в.», защищенная в 1975 году в Тбилисском университете.

 

В1979 году Рэм Блюм был удостоен Государственной премии Эстонии.

 

В 1985 году он опубликовал большую монографию «Поиски путей к свободе…» (Таллинн, издательство «Eesti Raamat»), в которой доказал, что революционно-преобразующий потенциал любого общественного класса или социальной группы определяется специфическими особенностями той исторически-конкретной деятельности, на базе которой этот класс или группа формируется и развивается, на основе чего существуют два типа мышления: социальное и политическое. Эта была первая на русском языке попытка концептуального изложения истории возникновения, становления и развития теории революции, прослеженная на событиях XIX века вплоть до возникновения марксизма. Он собирался продолжить эту тему, уделяя особое внимание проблеме отчуждения.

 

Рэм Наумович много сделал для популяризации в Эстонии сложнейших проблем философии, опубликовал множество статей в журналах и газетах.

 

Очень плодотворным было его сотрудничество с редакцией Эстонской советской энциклопедии. Его статьи напечатаны  в Большой советской энциклопедии,  в Философском словаре,  в Философском энциклопедическом словаре.

 

Кроме лекционной и научной деятельности Рэм Наумович отдавал много сил и времени  общению с молодежью. Это было для него большой радостью и наполняло его жизнь каким-то высоким смыслом и предназначением.  К нему приходило множество людей: одни получить научные рекомендации, другие за помощью и советом. Каждый встречал доброжелательность и радушие. Он был удивительным собеседником. Всегда внимательно умел выслушать другое мнение и по достоинству его оценить. При этом никогда не подавлял своей эрудицией. Собеседник чувствовал себя легко и свободно. Он обладал настоящим искусством общения, умением возвысить человека, дать ему почувствовать свою значимость, свое место в жизни. И  искренне радовался успеху каждого, кто серьезно работал. С его судьбой переплелись сотни человеческих судеб. Молодежь отвечала Учителю взаимностью.

 

Более двадцати лет Рэм Наумович руководил философским кружком в университете. Это была своеобразная академия гуманитарных наук, где обсуждались достижения мировой науки, культуры, философии, социологии, важнейшие события современной жизни. Бурные споры в аудитории переносились иногда на туристские тропы и «маевки». Повзрослевшие кружковцы до сих пор не прерывают своих дружеских связей, и для некоторых из них кружок стал счастливой судьбой, стартом в большую науку. Но руководить в то время таким кружком было рискованно и небезопасно. Почти после каждого заседания шла пристрастная информация в КГБ. До перестройки было еще далеко. И надо было иметь мужество, силы, чтобы выдержать.

 

Мне вспоминается, как после обыска в доме у Лотманов все были встревожены.  Забеспокоились и мы с Рэмом, поскольку и в нашем доме хранилась, смешно сказать, «запрещенная литература». Мы решили ее отвезти в Ленинград, к друзьям. Я настояла, что повезу сама. Поехала. После города Муствеэ автобус вдруг остановили, вошел военный и  по проходу направился прямо ко мне, к последнему ряду. Ой,  как страшно было! Но  вдруг он повернулся и вышел. Автобус тронулся. Оказывается, искали сбежавшего из военной части  солдата.  Проверок больше не было.

 

Рэма Наумовича нельзя представить вне общественной жизни университетского города. Однажды его  даже  избрали депутатом городского совета. И вот что примечательно – его кандидатуру выдвинули не по разнарядке сверху, а на собрании избирателей. Такое в то время не было принято. Партком потребовал от него снять свою кандидатуру: нарушался запланированный ритуал. Но он отказался и достойно выполнил свой долг депутата.

 

Много сил Рэм Наумович отдал партийной работе, которая при его участии выходила за рамки застойного времени.

 

До конца своих дней Р.Блюм считал себя последовательным марксистом и коммунистом, всякие деформации этих понятий в застойный период он воспринимал болезненно и боролся против этого, считая, что истинный марксизм – это гуманизм, демократия как  по отношению к отдельному человеку, так и по отношению к каждому народу. Он был категорическим противником любого   насилия.  «Шестидесятник» по убеждениям, он предчувствовал и готовил перестройку, а когда она началась, был в своей стихии, выступал во многих районах Эстонии, в рабочих коллективах, воинских частях, молодежных аудиториях. Он принимал самое активное участие в создании Народного фронта Эстонии, который рассматривался им исключительно как широкое демократическое движение.

 

Мы прожили вместе душа в душу более сорока лет. Рэм Наумович покорял всех своей честностью, колоссальными знаниями, доброжелательным отношением к людям. Радости и трудности мы переносили вместе, поддерживая друг друга. В нашей семье царил дух свободы. Дети и внуки – наша любовь, гордость,  волнение и надежда.

 

Но слишком рано наступил момент, когда  физическая и моральная нагрузка для его сердца оказалась непосильной. Рэм Наумович  ушел из жизни, как на фронте – во время наступления. Ушел из жизни, чтобы остаться в ней навсегда. Прошло 16 лет со дня его смерти, но каждый год у могилы собираются родные и друзья,  которым дорога память о Рэме Наумовиче Блюме.

 

Июнь 2005 г.

Рэм Блюм. © 2017